Блог Ефимовой
Политика Уроки журналистики Дом, уют и еда История Россия глазами иностранцев

МУХА В ПИВЕ У НЕМЦА, НОВАЯ НАГЛОСТЬ РУССКИХ И КТО НА САМОМ ДЕЛЕ «ЕЛ МЛАДЕНЦЕВ»


Бельгийское онлайн-издание, которое считает себя вторым после «Financial Times» источником новостей в ЕС, устами некого Теодора Карасика обвинило Россию в манипуляции продовольственными поставками во время пандемии.
Меня в свою очередь заинтересовало то, как Карасик употребляет слово «наглость». Автор вставляет в текст это сильное выражение дважды.
Сначала его потрясла остановка экспорта зерна, включившая в себя кукурузу, сою и подсолнечное масло. «... Что особенно непростительно – запрет был объявлен в тот самый момент, когда, казалось, Россия пережила самый опасный пик эпидемии».
Мне-то кажется, сам Господь еще не знает, пережили мы его или нет. Но Карасик уже не простил. Ужас у него вызвало предположение, что мы можем продлить остановку экспорта до июля. А то, что в прошлом году вышли с предложением создать «зерновой ОПЕК», называет «наглой попыткой контролировать мировые продовольственные рынки».
Ну само собой припоминает газ и всё такое и делает вывод: «если учесть, что Россия склонна любой экспорт превращать в оружие и политический инструмент против Евросоюза, возникает ужасная перспектива для долгосрочной продовольственной безопасности ЕС».
А что же вы своих фермеров-то слили? Помню, они так переживали закрытие нашего рынка для пармезана, что в той же Италии проводили акции, о которой пресса писала:
«Верона не видела таких столпотворений со времен Монтекки и Капулетти».
Это когда аналог нашего АККОРа собрал в городе Ромео и Джульетты больше десяти тысяч протестующих против антироссийских санкций крестьян и руководителей их АПК.
Дальше Теодор упрекает нашего президента в том, что тот два месяца назад подписал «мало кем замеченную Доктрину продовольственной безопасности России».
С Карасиком посоветоваться забыли. Доктрина, дорогой Теодор, всегда у нас была, есть и будет. Потому что люди в России – сердобольные, но как-то не готовы понять, почему северные потоки так опасны, а хлебные – наоборот. И голодными у нас как-то быть не собираются при любом раскладе.
Но это, оказывается, вызов.
«Доктрина раскрывает очень амбициозные цели России в деле производства отечественных продуктов питания. Наглость такого целеполагания состоит в том, что достижение всех этих целей является частью общей «стратегии выхода» России из глобалистской системы торговли продуктами питания».
Потом - о, Карл! - он назовет подсолнечное масло «новой нефтью» и призовет общественность обратить свои взоры к пальмовому. Его охотно бы поддержала сама Грета Тунберг, поскольку, чуть потоптавшись на его вредных свойствах, доктор наука (да-да) сообщает: «Пальмовое масло наносит меньше ущерба почве и воде, а также требует меньше энергии, чем почти все другие масла, включая растительное масло. Не говоря уже о сое и рапсе».
Этот самый рапс, грешна, и напомнил одну историю, которую однажды пережили европейцы.
В 50-е годы небезызвестный генерал Франко пустил на свою территорию американские военные базы. Милые люди с другого континента почесали репу и решили, что это отличный повод слить сюда избыток своего рапсового масла. Взамен местного – ну, как же снова не вспомнить тебя, Карл! – оливкового. И стали объяснять испанцам, что их исконно-посконный продукт ужасно вреден для здоровья.
Тем ничего не оставалось кроме как поверить. Производство своего сократили, крестьяне разорились. Подмена понятий и привычной еды продолжалась до тех пор, пока от дара данайцев, в составе которого обнаружились ядохимикаты, не скончалось больше тысячи человек. Только тогда и вернули своё.
По поводу угроз заставить голодать Европу вспоминается другой случай, затерявшийся в веках. Однажды Фридрих I Барбаросса пошел с войной на Италию, взял в свое войско чехов, а жалованье им платить не спешил. И вот до жителей осажденного Милана дошел слух, что у ворот города стоят оголодавшие до беспредела варвары. Военрук взял это на заметку, велел солдатам налепить из теста фигурки младенцев, поджаривать их на кострах и поглощать на глазах у впечатлительных итальянцев.
Город немедленно сдался.
По поводу хлеба и зрелищ шуток у меня нет. Есть любимая немецкая поговорка: «Не хлебом единым жив человек. Но еще ветчиной и сосисками».
И их же анекдот на предмет умения рачительно относиться к продуктам питания, как в период кризиса, так и в принципе по жизни.
Собрались немцы из трех разных земель пива попить. И обнаруживают каждый в своей кружке муху.
Житель Пруссии выплескивает напиток и требует свежего налива. Баварец выбрасывает насекомое и спокойно выпивает свое пиво. Шваб вынимает муху из бокала и заставляет выплюнуть то, что она у него украла.
Выводы каждый делает сам.