Блог Ефимовой
Семья и дети История Россия - Родина моя Судьба Праздники

СПАСИБО ТЕБЕ, МОЁ ПИОНЕРСКОЕ ДЕТСТВО

Я училась в очень правильной школе.
Была октябренком, пионером, комсомолкой. И каждая из этих ступенек вела меня вверх по дороге жизни, потому что рядом были очень правильные люди. Нина Александровна, моя пионервожатая, потом стала учителем русского языка и литературы. Я пожизненно буду помнить ее лицо и голос, отдающий команды на праздничной линейке 19 мая.
Мы жили тогда почти на окраине Москвы, близ районов Дегунино и Владыкино, которые недавно считались деревнями. Но школа у нас была, как у всех, большая, типовая, с высоким парадными крыльцом, с четырьмя гордыми профилями людей на фасаде, которых знал весь мир.
И еще моя школа носила гордое имя Героев-Североморцев. И накопила такое количество заслуг, что когда в 90-е ее пришлось из-за недостаточного количества учеников в округе, переквалифицировать в художественную, то номер и название переехали вместе с коллективом учителей и нашим музеем в другое здание. В спальный район, где дети пока еще были.
Возле этого памятника (автор скульптор Лев Кербель - тоже воин-североморец) мы отдавали свои пионерские салюты. Он стоял прямо во дворе нашей школы. Был открыт в моем пионерском детстве. На табличке написано: «Простой заполярный гранит. Омыт он волною и кровью. Пусть в памяти вашей хранит бессмертную славу героев»

Каждый класс в моей школе № 203 не просто носил имя боевого корабля. Он изучал его историю, собирал сведения об экипаже, списывался с родственниками моряков. Однажды мы в каникулы с учителями отправились в Ленинград, спали на матах в спортзале школы и ели в буфете - не ради Эрмитажа, мы, кстати, не успели в него пойти, а чтобы поездить на старым квартирам на окраинах и записать в тетрадки рассказы ветеранов, которые тогда уже были не очень молоды и не смогли доехать до столичной школы.
В шестом классе наш отряд получил имя ледокольного парохода "Александр Сибиряков". Чтоб рассказать его историю не хватило бы фильма из ста серий. (Но лучше бы ее никто из нынешних творцов не трогал). Расстрелянный фашистским линкором "Адмирал Шеер" в 1942 году небольшой корабль-трудяга со славной довоенной биографией не спустил флаг, успел предупредить наших, что в районе обнаружен вражеский крейсер. Комиссар и старший механик открыли кингстоны и навсегда упокоились на дне Карского моря. Часть экипажа спаслась, и это просто фантастические люди и судьбы. Мы слышали рассказы из уст живых свидетелей.
И это счастье для истории. И для нас.
"Сибиряков" - вид с борта вражеского судна.
Недавно прочитала, что в 2014 году нашего "Сибирякова" обнаружили эхолоты. Координаты объявлены местом воинской славы, проходящие корабли салютуют гудком и приспускают флаг.
Вот он наш герой.
Мы любили книгу Вениамина Каверина. Но в нашей юности был свой капитан. Я, кстати, только недавно узнала: Анатолий Качарава в 14 лет сказал, что у него две мечты - стать капитаном и жениться на актрисе Нате Вачнадзе.
Ему удалось их воплотить в жизнь. Обе. А дальше - такой роман!..
В фашистский плен он попал тяжело раненым. Но ни один из захваченных с ним моряков так и не указал врагам, кто их капитан.

Так мы и росли, юные пионеры Советской страны. Может, кто-то рос иначе. Даже наверняка такие были. Но мы тогда о них не думали. Не до них было.
Сегодня я вспомнила самое впечатляющее из своего пионерского детства. В пятом классе у нас было принято брать шефство над первоклашками, которых мы потом вели по жизни до перехода в среднюю школу.
Когда я рассказываю, что в порядке этого шефства мы водили их в походы - пусть недалеко, ехали на электричке от Окружной до Трудовой или Березок, находили поляну, разбивали лагерь, делились съестным, разжигали костер - у нынешних родителей настоящий взрыв мозга. Пятиклассники - это же дети!
Но наши правильные наставники научили нас тогда простой истине - ты начинаешь обретать внутренний стержень и становишься взрослым, когда отвечаешь за того, кто младше и слабее. А когда еще и учишь его чему-то , понимаешь, сколько тебе самому нужно постичь.
Я презирала бы тех, кто сегодня рассказывает про пропаганду и муштру в школах страны, в которой я родилась и умру - но мне их иногда искренне жаль.
Какая жизнь прошла мимо них, несчастных!






Это не мои кадры. Не делали мы селфи, не было тогда смартфонов. Но нашла пленку такой же команды, что зажигала пионерский костер в Дмитровском районе Подмосковья - в тех местах, где бывали и мы.
А здесь несколько кадров для подруги Кати, которая уже шлет мне с утра ролики с пионерскими песнями.

Она говорит, что родилась благодаря пионерскому лагерю в Мещере, где познакомились ее родители. До сих пор команда тех, с кем потом она провела там не одну смену - сначала школьницей, потом вожатой - мчится в выходные дни туда. В лес на костер.





"Сто дней после детства". 1975 год.
Улетает воздушный змей нашей юности. Навсегда.
Не дрон.