Блог Ефимовой
Культура Искусство Семья и дети Кино, сериалы, вино и домино История

ЮЛИЯ МЕНЬШОВА: «ЗАЧЕМ МЫ ТАК БЛАГОПОЛУЧНО ПРЕДАЕМ САМИХ СЕБЯ?»

После того, как я узнала, кто жена Антона Долина, долгое время советовавшего, на что идти в кино с Оксаной в эфирах Ивана Урганта, у меня  исчезло много вопросов. Он, в принципе, мог и дальше вещать, где угодно, только где-нибудь в уголке ремарочкой предупреждать: супруга, мол, работает директором продаж в компании, прокатывающей в СНГ фильмы определенных студий.
Меня удивило, что после его исчезновения из эфира вообще никто ничего не говорит о том, что здесь и сейчас идет в наших кинотеатрах. Может, конечно, я что-то пропустила. Но после закрытия «Кинопанорамы» и замены «Советского экрана» дайджестом «Караван историй» с рассказами звезд кино совсем не про кино, я потеряла ориентиры.
Поэтому таким ценным мне показался небольшой, почти домашний разговор, который я случайно увидела на ютубе.
Историк Егор Яковлев и журналист Петр Лидов позвали в эфир Юлию Меньшову, которая просто кипела от переполняющих ее эмоций.

В московских кинотеатрах широким экраном пошел фильм «Игры шпионов». Дочка Юлии позвала в кино маму. Они вместе кино и посмотрели.
Оказывается, в оригинале лента называется «Курьер». Но у нас есть свой, поэтому в прокат он вышел под другим названием. Актриса знала, что фильм прошумел, потому что там сыграл Кембербэтч. Признает его блистательным актером, знает, какой сумасшедшей популярностью после нового Шерлока он пользуется у молодежи. Потому и поддержала дочкин порыв, хотя знала, что фильм - о предателе Пеньковском, нанесшем огромный ущерб нашей стране. Ну, думала - может, там будет локальный эпизод истории.
 А потом погони, схватки...
Но она совершенно не ожидала увидеть в российском кинотеатре западную агитку в чистом виде, где перевраны абсолютно все факты. (Это уже никого не может удивить). Однако не в этом суть.

На наше счастье, заметила Юлия, фильм необычно плох и невыносимо скучен. Ужасна работа режиссера, художников-гримеров, кошмарный оператор... В общем, большой набор лажи, но именно это заставило актрису подумать, что подобная лента - какой-то заказ, потому что из звезд там только Кембербэтч, остальное - гарнир.
В кинотеатре не покидало ощущение, что здесь и сейчас её оскорбляют за её же деньги. И мучил один вопрос - зачем мы это пустили у себя в прокате?
Юлия была в курсе подлинной истории Пеньковского. А 17-летняя дочь, посмотрев кино, сказала ей: «А, может, они, действительно, боролись за мир, хотели лучшего».
Меньшова, дочь своего отца, просто взорвалась на месте: предательство есть предательство. Предательство Родины не имеет срока давности. Да и какой из Пеньковского борец за мир?
Егор Яковлев, историк, писатель, журналист, работающий в связке с Дмитрием Пучковым, согласился с Юлией. У него, правда, другое ощущение: если фильм и задумывался как пропагандистский, то он таким, на его взгляд, не получился. Ему образ Пеньковского показался непривлекательным. Слепить героя не получилось.
- Мы два раза слышим его мотивацию. Один раз - когда он американскому и английскому агенту рассказывает, как его пугает импульсивный Хрущев, цель которого развязать мировую войну. И тут мы сталкиваемся с огромным количеством умолчаний, потому что кризис был с двух сторон. Намерение американских элит развязать войну от нас полностью скрыто.
Вторая мотивация, которую Пеньковский открывает в частном разговоре своему связнику, которого играет Кембербэтч - он хочет, чтобы его дочь была богатой и ему нужен дом в Монтане. Позиция, высказанная в дружеском разговоре, выглядит более искренней и честной. Пеньковский не пытается оправдаться и при аресте говорит: «Я - изменник Родины». Герой Бенедикта Кембербэтча пытается его оправдать и говорит, что они спасли мир, хотя это лишь попытка оправдать неблаговидные поступки.

Егору показалось, что Пеньковский в фильме осознает, что совершил предательство ради более сытной богатой жизни на Западе. Но иногда враг в кино может вызывать уважение. Здесь же этот персонаж вызывает только чувство брезгливости, поэтому Яковлев не считал бы фильм агиткой.
Юлия Меньшова привела аргумент, под которым подписываюсь и я. У историка ткань фильма ложится на фундамент его знаний. А на зрителя производит впечатление магия кино и персоны Кембербэтча - особенно в последней сцене в тюрьме, где герои, сцепившись за руки, вдохновенно говорят: «Мы спасли мир»! Дела давно минувших дней попадают на свежую почву, молодежь знать не знает, кто такой Пеньковский, и после финальной сцены остается ощущение - да, вот эти двое боролись за мир. Молодцы! Он, конечно, негодяй, но правильный негодяй. И как же его не понять, когда кругом такая страшная жизнь. Жизнь, в которой герой Кембербэтча проживает в отеле «Виталий».
Кегебэшники там - гады полные. Говорят-говорят с предателем спокойно, а потом чудовищно заламывают ему руки. Горько рыдает беременная жена. И, конечно, имеет место сцена, когда в подвалах Лубянки монстр стреляет в голову человеку...
Тут Петр Лидов вмешался. Кегебэшник и в нашем современном кино это чувак со зверской рожей, который стреляет в крыс, собак, женщин, детей. Ему всё равно в кого стрелять. Такой персонаж давно кочует у нас из фильма в фильм. Может, нам и самим пора подумать,  как понемногу избавляться от этого светлого образа?

Именно такой образ рефреном проходит в полный рост через все «Игры шпионов», подхватил тему «кровавой гэбни» Егор Яковлев. Сцена расстрела американского разведчика Попова - совершенно карикатурная. Следователь, который потом будет вести дело Пеньковского, расстреливает его лично. Казнь публичная, окровавленного Попова выволакивают на всеобщее обозрение. И Пеньковский на всё это смотрит.
Оценка историка Яковлева: «Дворовая самодеятельность».
Сотрудники КГБ все время кого-нибудь куда-нибудь тащат и бьют. Во время погони за Пеньковским с населением разговаривают исключительно хамски. Кембербэтча бьют под дых. Образ объемный и яркий - сплошной произвол и садизм, никакого правосудия, которое возможно только там и никогда у нас. Ни в СССР, ни в России.
Такой нарратив появился у нас 90-е, с тех пор с ним и живем. И только силами гражданского общества его можно извести, считает Егор Яковлев. Он находит полезными просмотры  фильмов, после которых можно обсудить реальные исторические факты и показать кто был кто на самом деле. На обычную лекцию о Пеньковском просто никто не придет.
Что касается исторической роли шпиона в Карибском кризисе, там был только один положительный аспект - благодаря слитой им информации, США отказались от прямой атаки на Кубу, где после революции Фиделя Кастро образовалось социалистическое государство. Размещение наших ракет на Кубе было актом защиты революции, которую Штатам не удалось раздолбать путем засыла всевозможных диверсантов, поэтому готовилось прямое нападение.
Штаты спокойно размещали в те же годы свои ракеты по периметру нашей страны, в том числе в Турции. Они были нацелены на жизненно важные центры СССР. Мы просто симметрично ответили им Кубой. Для американцев, по мнению историка, итог Карибского кризиса - в лучшем случае ничья, а в худшем - поражение. Да, мы убрали ракеты с Кубы, но Кеннеди был вынужден публично отказаться от идеи интервенции и убрать ракеты из Турции.
Ничто не дает оснований считать Пеньковского героем. Это абсолютный предатель. Но молодежь, воспитанная не на исторических фактах, а на подобных кино, считала и считает, что Советский Союз это зло, руководили им преступники, прошлое отвратительно, КГБ это ужас, кругом маньяки. И вообще - отречемся от старого мира...

- Не знаю, что с этим делать, - констатировал Петр Лидов, у которого ребенок маленький, и в кино пока не ходит. - Разделяю вашу боль, Юлия. Удалось дочку как-то воспитать?
У Меньшовой доверительные отношения с дочерью, она разберется. У нее вопрос - зачем мы так благополучно предаем сами себя? Как начали в 90-е годы эту тенденцию - мы плохи, всё у нас плохо - так до сих пор остановиться не можем. Компания с дискредитацией нашей вакцины подогревалась не столько снаружи, сколько изнутри. Мы никак не можем трезво и спокойно изучить и оценить наше прошлое. Те же репрессии - чем они были вызваны. Скрупулезно. Не заходясь в эмоциях. Ответить на вопрос Довлатова - кто написал миллионы доносов, вспомнив свойство некоторых людей использовать любую ситуацию для личной выгоды.
Возвращаясь к фильму, Юлия вспомнила дискуссию об интервью Собчак с маньяком и заметила, что мы раньше более сплоченно существовали, имея внутреннюю цензуру и общее внятное представление о морали.
- Сегодняшний мир - это абсолютный хаос в этом смысле. И западный, и наш в том числе. Тот мир, в котором каждый имел внутри себя нравственный закон, канул в Лету. Тот нравственный принцип, который, ну, не позволял закупать такие кино для проката. Ненормально, когда люди, живя в своем доме, бесперебойно ненавидят всех, населяющих этот дом. Мы закупаем и показываем фильм, в котором за наши деньги нам показывают, какая наша Родина была гнусная, жестокая, бесчеловечная, мерзкая. Я была в ужасе. Я же сама заплатила эти деньги. И пошла с дочкой. И меня облили... Но у меня вопрос не к западному производству, а к тому, кто это закупает.

Тема запрета, конечно, зыбкая, но в этом случае он, по ее мнению, был бы уместен. Все такие свободные... А кто тебе может что запретить? Только закон. Нужна буква закона, которая скажет «нельзя».
Егору Яковлеву кажется, что решения сегодня принимают, выбирая из двух зол. Запрет фильма с Кембербэтчем - шикарная реклама ленте!
Юлия считает, что все, кто хотел, могли бы посмотреть его в интернете. Но - не давать прокатное удостоверение. Так была бы выражена наша государственная позиция.
- Когда в 90-е годы происходила эта история, которую я наблюдала, и которая меня ужасала, я все больше и больше испытывала стыд за нашего президента Ельцина... Это ранило моё самолюбие. Моё гражданское самолюбие ранило. И когда Примаков, летевший в Америку, развернул свой самолет и полетел обратно, я испытывала, как гражданин, как человек, торжество. Я подумала: «Слава богу. Ну наконец-то! Хоть какой-то достойный поступок». Мы, начиная с 90-х годов, совершенно потеряли ориентацию в вопросах достоинства. Мы совершенно не отрефлексировали нашу историю. Не только в отношении наших руководителей, это у нас хорошо получается, а в отношении самих себя. Я считаю недостойным брать в прокат подобное кино, тем самым предоставляя гражданам возможность заплатить немалые деньги за свое же оскорбление.

Петр Лидов заметил:
- Надо хоть иногда разворачивать самолет.
И спросил Юлию:
- Я не разбираюсь в особенностях профессии... Актер, я понимаю, человек подневольный. Нельзя его обвинять, если он снимается, например, в чем-то таком... Ну, например, если актер играет роль чекиста, стреляющего в крыс, девочке в голову в сыром подвале в отечественном фильме - он может от такого отказаться? Или к актерам претензий быть не должно, это их работа и они снимаются, в чем снимают.

Из комментариев: «Тяжело быть артистом. Всяких гадов играть - так можно и переродиться» .

- Вы знаете, я имею претензии к своему цеху, - ответила Юлия. - Я знаю, что можно отказаться. Я представляю, что может быть невероятно лестно, когда тебе говорят - ты будешь сниматься в одном фильме с Кембербэтчем. И дальше тебе это застит. Не знаю, присылают ли весь сценарий артистам, которые исполняют свои роли, или только те сцены, которые они должны сыграть. Подозреваю, что так оно и есть. Но даже те диалоги, которые произносят наши актеры в этом фильме - они же понимают, что по-русски так не говорится. Это идиотизм. Нарушение психологической правды. Но они именно так там и разговаривают, из чего следует, что они права голоса не имеют. Отель «Виталий» значит отель «Виталий».
Я просто из такой семьи...

- Мой папа известен тем, как он не вручил премию кинофильму «Сволочи» и справедливо остался в воспоминаниях людей с этим поступком. С мотивацией, что он не хочет вручать приз фильму, в котором вытирают ноги о его Родину. Который врет о его Родине.
У него был опыт. Ему предлагали сниматься в зарубежном кино в роли какого-то кегебэшника, того самого, видимо, который с пистолетом и непосредственно в затылок. Большие деньги были! Папа отказался. Я очень понимаю его. Я - человек этого взгляда на вещи. Да, с одной стороны - мировой прокат, тебя могут увидеть и заметить. С другой - в каком материале в каком контексте ты принимаешь участие...
Петр Лидов спросил - не прилетело ли папе от коллег по цеху после случая со «Сволочами»? Мол, стоило ли сор выносить на сцену, можно было тихо это сделать.
Много лет прошло, Юлия не помнит. Может, прилетало от коллег. Но вот от журналистов - совершенно точно.
И тут Петр рассказал удивительную историю. Одна знакомая актриса лет пять назад поделилась: зовут, мол, сниматься в патриотический фильм какой-то, чё-то про Крым, про Украину и нужно играть там украинку. Она как раз опасалась реакции с другой стороны. Что заклюют свои. Либеральная сторона.

- Конечно, - подтвердила Юлия.
Он посоветовал тогда сказать: мол, я актриса, я не знала. Нет, ответила она, там не прокатит. По-любому получу.
- Это к вопросу о той печальной реальности, в которой мы находимся, - сказала Юлия. - Это правда так. Снявшись в пропагандистском нашем фильме, ты огребёшь со страшной силой, а снявшись в западном пропагандистском фильме с Бенедиктом Кембербэтчем, ты никогда не огрёбешь. Только поздравления. Ты - молодец. Ты попал в мировой кинематограф. И это Бог знает что с точки зрения того, что мы сделали с собственным чувством достоинства.