Блог Ефимовой
История Россия - Родина моя Литература Образование Семья и дети Культура Уроки журналистики

И В СУРОВОМ СРЕДНЕВЕКОВЬЕ ЛЮДЯМ ХОТЕЛОСЬ ХОТЯ БЫ ДЕНЬ ПОЛЕЖАТЬ ЛИЦОМ В САЛАТЕ

Знаете ли вы, когда на Руси слово «порты» из широкого значения «одежда» переросли в узкое понятие «штаны»? Слышали, что монахи, которые по 16-18 часов в день корпели над переписыванием книг, в пометках на полях, метко названными маргиналиями, сообщали потомкам: собираемся, мол, поехать и выпить с друзьями (использовали казенную бумагу в личных целях – в качестве еженедельника), и жаловались потом – «расписываю руку с похмелья»?

– А что вы хотите? – услышала я, сидя с чашкой кофе рядом с дочерью в утреннем чате ее занятий. – Жизнь в монастыре проходит в ограниченном пространстве. Самые большие грехи – праздность и лень. А сколько искушений! Обжорство, пьянство, сластолюбие... Так было и у нас, и у католиков. На улице чума, клопы кусают, кожа свербит и чешется, инквизиция сожгла пятерых соседей. Конечно, хочется выйти из сурового средневековья и хотя бы день полежать лицом в салате.
Мне лично сидение на дому дает отличную возможность наслаждаться тем, как молодая поросль слушает и обсуждает то, о чем большинство их родителей слыхом не слыхивало. Накануне была объявлена повестка дня – «Калязинская челобитная» и «Служба кабаку». О них и говорили.
И во время замечательного обсуждения «демократической сатиры» XVII века, участники в своих «маргиналиях» на полях чата нашли много общего с сегодняшним днем.
Дочь – давний преданный слушатель школы юного филолога филфака МГУ. Она уже ветеран движения, но интерес не иссякает.
Как не пойти на семинар «Славяне глазами иностранцев»? Как не прогуляться по Иерусалиму с русским трэвел-блогером XII века? Как не перессориться из-за трактовки тайн, которые зашифровал в своей рукописи Афанасий Никитин?
Спорим-то мы уже за обедом. А занятие идет за утренним кофе. В чате звонким голосом с очаровательной улыбкой созывает народ преподаватель Виолетта Потякина. Дважды за два месяца включалась ироничная Светлана Мамонова, и это был уже взрыв коллективного мозга и веселье без границ. Запомните эти имена. Молодые историки литературы, надеюсь, громко прозвучат в недалеком будущем.

Век после Смутного времени называли бунташным. Но крестьяне и ремесленники не только революции устраивали. Светлые умы писали пародии на зависть Александру Иванову. В «Калязинской челобитной», чин по чину, монахи бьют челом и просят избавить их от архимандрита, который будит звоном на молитву, плохо кормит – «мыши с хлеба опухли, а мы с голоду мрем», не дает сходить за ворота «благословение коровнице дать». Да еще и покушается на святое:
«приказал старцу Уару в полночь з дубиною по кельям ходить, в двери колотить, нашу братью будить, велит часто к церкве ходить. А мы, богомольцы твои, в то время круг ведра с пивом без порток в кельях сидим, около ведра ходя, правило говорим, не успеть нам, богомольцам твоим, келейного правила исправить, из ведра пива испорознить, не то, что к церкве часто ходить и в книги говорить».
Мало того, что пива без порток не дает попить, он еще и расточитель! Ладану и свечек столько жжет, что кадило закоптил, а у них, несчастных, очи выело и горло саднит. Лучших бражников разогнал, вина не на что купить, чтоб умерших старых пьяных помянуть. А результат? «К вечеру утрудимся, до полуночи у пивного ведра засидимся и на утро встать не можем, где клобук с мантиею, не вспомним».
Впрочем, автору совершенно очевидны некоторые пути исправления ситуации: колокола отвязать и на вино поменять (спать бы не мешали), рубашки с себя пропить – «легче будет ходить». Понятны и мечты о замене пареной репы в постные дни на икру, вязигу и белую рыбицу.
Но чтоб они превратились в реальность, нужно просто выгнать руководителя-вредителя и прислать другого, хорошего, который бы чаяния страдальцев услышал.

Авторы «демократической сатиры» не оставили своих имен. Но за чашкой кофе у слушателей родилась смелая версия: что если сам доведенный до отчаяния архимандрит, понимая, что не в силах справиться с подчиненными, взял и написал эту самую челобитную. Мол, полюбуйтесь на себя, голубчики.
Недаром Александр III, выстраивая в свое время новую культурную идентичность, вернулся к допетровским временам. Был у нас до прозападничества порох в пороховницах, да долго не забивали его в пушки.
Это мы до рукописи «Служба кабаку» еще не добрались. Просто не успели. Зато какое прекрасное определение лучшей нашей эмоции узнали:
«РУССКИЙ СМЕХ ЭТО СОЧЕТАНИЕ СМЕЮЩЕЙСЯ ГРУСТИ И ПЛАЧУЩЕЙ РАДОСТИ»
Слушала я все это и думала. Вокруг столько ноющих взрослых, которым делать нечего. А нашим детям, оказывается, не скучно. Но только тем, кто, к примеру, пришел и остался верен ШЮФу и его бесподобным бесплатным занятиям, которые ведут энтузиасты с горящими глазами.
В отличие от деток, которых мамочки за руку увели с первого же занятия, узнав, что здесь не натаскивают на сдачу ЕГЭ и на дают плюшек при поступлении.